О людях

Поэтичный скоморох Антон Андрющенко

Среди младшего поколения актеров театра кукол Антон Андрющенко заметен красотой, жизнелюбием и обаянием. Эти свои свойства он сполна передает сценическим героям, среди которых не случайно встречаются принц, герцог, попадаются даже неземные эльфы. Актерский диапазон Андрющенко – от задорного молодого скоморошьего «хулиганства» до лирической светлой грусти, присущей влюбленному герою.

 

Компанейскому, позитивно настроенному Антону в театре до всего есть дело: репетировать, играть, принимать участие в капустнике, подать заявку на участие в новом спектакле, отмечать в театре, с друзьями-актерами праздники – это все по нему. Антон Андрющенко – актер-ртуть, постоянно находящийся в движении, и уж, конечно, нагрузки, обозначенной в расписании, ему явно недостаточно. Естественно, что как недавнему выпускнику театрального факультета, Антону, прежде всего, поручили роли в спектаклях для детей. Актерской «дурашливости», энергии ему не занимать – и вот эта энергия направлена в мирное русло, например, Андрющенко замечательно озорно играл Айболита в постановке О. Трусова, где в интермедиях в «живом плане», с клоунским носом на лице и огромными ботинками на ногах разыгрывал фарсовые трюки и гэги по мотивам мольеровского «Мнимого больного». В спектакле того же режиссера «Приключения Незнайки» Антон очень органично «оживляет» кукол малышей из Цветочного Города – Пилюлькина и Цветика.

Когда, во время зимних школьных каникул потребовался срочный ввод Антона в спектакль «Жили-были» (реж. Е. Гимельфарб), актер принципиально придумал себе отличную от коллеги внешнюю характерность. Его скоморох-кукловод, представляющий то Жучку из «Репки», то Волка из «Колобка», не просто бегает и прыгает, а, кажется, парит в кувырках, вовсе не касаясь земли. Пластика, танцевальность – актерский конек Андрющенко. Быть может, это качество унаследовано им от карачаевских казаков. Впрочем, врожденную пластичность Антон начал развивать еще до театрального института – с семи лет был отдан мамой в танцевальный кружок, благодаря чему не представлял своей будущей профессии вне сцены. Наверное, с генами, перешел к Андрющенко сильный, мужественный и красивый голос, будто предназначенный для того, чтоб петь казацкие песни. Так или иначе, именно актерство позволило объединить все таланты Антона.


Среди героев Антона множество положительных лирических «страдальцев». В поставленных Галиной Смирновой красивейших восточных «Сказках Синдбада» Андрющенко досталась заглавная роль. Характер гедонистичного купца-мореплавателя, в меру любопытного и в меру острожного, если речь идет о жизни и смерти, в меру романтичного, но и практичного (все-таки купец!), удался актеру очень убедительно. Антон создал в спектакле «Сказки Синдбада» характер исключительно национальный. Его Синдбад по-восточному сладострастный, исполненный неги. А вот сыгранный им исключительно в драматическом плане Принц (постановка В. Бугаева «Белоснежка и семь гномов») выгодно демонстрирует красоту и психологически выразительный внутренний мир романтического героя, борющегося за освобождение своего народа и нашедшего счастье с принцессой Белоснежкой. Примыкает к этому типу героев и влюбленный свинопас из «Сказок Андерсена» - романтичный принц-инкогнито. Антон с любовью к детальной работе с куклой создает характер своего героя, а сам не просто «в живом плане» - в блузе романтического кроя! - поэтично вздыхает в окошке, сокрушаясь по поводу ветрености Принцессы. Немного иронии, немного романтики, чуть-чуть ребячливости – уверена, лучше Андрющенко этот образ не сыграл бы в труппе никто.

При всем совпадении актерских данных Антона с образом Принца, намного сложнее, интереснее в плане актерской задачи оказалась для него, на первый взгляд, гораздо более скромная роль мальчика Прохора в постановке И. Мирошниченко «Снегурочка». «Трудный ребенок», превращающийся под чудодейственными чарами Снегурочки в совестливого, с трепетной душой, помощника, опору осиротевших стариков, Проша – самый полноценный психологический характер из всех сыгранных Антоном на сегодняшний день в спектаклях-сказках. Не в последнюю очередь хочется отметить, что встретившись в работе над ролью с чудом «оживления» куклы, созданной по эскизам такого мастера, как Ирина Борисова, Андрющенко усовершенствовал свою технику вождения тростевой куклы. Наверняка, отмеченная даже во внутритеатральном смотре среди лучших ролей сезона удача Антона Андрющенко в роли Прохора объясняется тем, что героя и актера многое роднит. Про самого Антона тоже можно сказать, что он – мятущаяся славянская душа, молодой человек, в душе оставшийся мальчишкой, а это значит, не умеющий долго печалиться, торопливо замазывающий зеленкой расцарапанные коленки, быстро утешающийся и устремляющийся навстречу новой радости.

И. Мирошниченко уверенно продолжил воспитывать в актере – явном герое по фактуре – характерного актера. И надо видеть, как заразителен в его исполнении хлопочущий только о своей красоте глупый самовлюбленный Павлин в спектакле «Таинственный гиппопотам». Верхом удовлетворения своего самолюбия становится для Павлина раскладываемый, словно гигантский веер, хвост размером во все зеркало надширменного пространства! А.Андрющенко снабдил эту ошеломляющую трансформацию какой-то трелью-смесью фанаберии и восторга!

Кроме самых разнообразных образов в спектаклях, за Антоном теперь уже закрепилась и роль Деда Мороза в новогодних интермедиях театра. Для этой роли он вышел и ростом, и колоритным низким голосом.

В вечернем репертуаре первым спектаклем Андрющенко стала «Опера нищих» по Дж. Гею, где он сыграл две маленькие роли: бандита Джека Криволапого и констебля. Поставивший этот спектакль Е. Гимельфарб вскоре занял Антона почти во всех своих спектаклях. В чисто ширмовой постановке «Ревизор» молодой актер запоминается ролью трактирного слуги; в «Моей прекрасной леди» - сыгранным в эпизоде Человеком из Челси и танцующим на балу исключительно фрачным джентльменом (под стать заявленному режиссером жанру мюзикла!).

В давшем жизнь ярким образам уже трех поколений артистов «Декамероне» Антон играет брутального Корсара, принца, Бруно, Каландрино, Буфальмако и Молодого Человека. Во всех героях отчетливо видны черты сходства, они как будто вариации одной темы: хвастливого, хитрого хлыща, франта в обтягивающих стройные ноги лосинах и полумаске, скрывающей лицо. Вместе с тем, для каждого из своих бокаччиевских героев он нашел яркую индивидуальную характерность. Заразительно заходится в притворной экзальтации Буфальмако, меряет сцену аршинными шагами «оперного злодея» Корсар, а Молодой Человек вызывает просто гомерический хохот зала своим похотливым раскачиванием с носка на пятку.

Режиссер заслуженная артистка АРК Оксана Дмитриева открыла актеру принципиально иную театральную действительность, другой метод создания образа. Особенно заметно это на примере спектакля, адресованного не только детям, но и их родителям, «Дюймовочка». Здесь у Антона целая стайка легкокрылых образов: принц эльфов, таинственный Трубочист, кузнечик-скрипач, жук-папа. Разливающийся трелями скрипичного адажио Кузнечик в исполнении Андрющенко – легко узнаваемая пародия на ортодоксального последователя классического искусства: тут и разговор «в нос», и высокопарность слога. Мотылек принц-эльф – похож на ребенка, наивный идеалист, ищущий по всему свету настоящую любовь. Для гротескового образа Жука актер нашел назойливо жужжащий акцент, чопорную манеру породистого аристократа растягивать слова. Но главный его герой, отчетливо проступающий, лицедействующий в каждом из перечисленных сказочных персонажей – Трубочист. Легкий, как дуновение ветерка, романтик, взмывающий над землей на фантастическом велосипеде, купающийся в радуге мыльных пузырей и весь будто распахивающийся навстречу бирюзе неба, приходу весны и любви к Дюймовочке! В этом спектакле Антон идеально раскрыл свою творческую натуру – поэтичного лицедея, скомороха, оптимистичного, но с капелькой лирической грусти.

Своеобразным первым итогом для молодого актера стал герцог Олбанио в спектакле О. Дмитриевой «Король Лир». Не так уж бескорыстно жаждущий справедливости, но, чтобы восстановить ее, вынужденный проливать кровь, герцог, как и все шекспировские трагические герои, исполнен противоречий. Стройный, молодой, красивый, с копной вьющихся темных волос, он просто создан быть молодым королем. С какой же азартностью играющего мускулами хищника Олбанио хватается за хомут власти, закидывает ногу в стремя бывшего коня Лира, стремясь, во что б это не стало обыграть своего родственника, Корнуэлла! Горячий, жаждущий полноты власти, Олбанио-Андрющенко, не задумываясь, берет от жизни то, что она ему протягивает, унизительным шлепком указывает он ее место приобретенной в довесок к трону жене Гонерилье. Однако, в трактовке образа Антоном Андрющенко заметно постепенное возмужание герцога. Из дорвавшегося до власти мальчишки, играющего поводьями, он перерождается во взвешивающего свои действия правителя, вершителя правосудия. Лицо актера «каменеет», жесты становятся более скупыми, слова – интонационно лаконичнее, язвительней. От убийственно издевательской, холодной, как стать, фразы Олбанио в адрес обеих, метивших в жены Глостеру сестер: «Не занят я, а леди не свободна», дурно становится не только Регане. С момента обнаружения всей черноты в душе жены, Олбанио, кажется, похоронил в себе былой азарт и блеск глаз. «Гонерилья закололась», - звучит приговор из его уст уже так бесстрастно, как будто произнесено не вдовцом, а древнегреческим оракулом.

Олбанио силен своей моральной неуступчивостью. А ведь в условиях тотально неправедной игры, ведущейся другими героями мрачной средневековой трагедии, это качество Олбанио – заметное преимущество. Уж не к восходу ли Ренессанса правит своего Коня-Власть оседлавший его в конце спектакля Олбанио? Олбанио, переживший измену жены, ставший свидетелем жестоких предательств, кровопролитий, множества смертей и такой непомерной ценой оплативший оставшуюся на его руках власть, стал воином-гуманистом.

Уверена, что главные роли в судьбе Антона Андрющенко еще впереди, он ведь только начал свой сценический путь. Но, вместе с тем, основные черты его почерка, творческая индивидуальность уже сложились и несут на себе заметный отпечаток универсальной школы харьковских кукольников.

Коваленко Юлия, театровед / 2010