О людях

Актер театра авторского направления

Недавно пришедший в труппу харьковского театра кукол Артем Вусик наделен сценическими качествами, которые сразу сделали его заметным в соцветии звезд этой сильнейшей в стране труппы: высокий, с выразительной внешностью, обаятельный и интеллектуальный, Артем одинаково убедителен как в жанре драмы, так и комедии. Однажды в его студенческом послужном списке встретилась и настоящая трагедия. За первые годы поиска себя в творчестве alter ego актера успела стать маска мима, которая наиболее выразительно подчеркивает его актерскую индивидуальность.

 

Артем Вусик – лирический актер. Это подтвердил его трепетный, незащищенный и трогательный в своем наивном обожании Наташи Андрей Прозоров из «Трех сестер» (постановка К. Душина в учебном театре ХНУИ им. И. Котляревского) – трактовка неожиданная, но от начала до конца оправданная молодым актером и самое главное – истинно чеховский образ.

Печальным светлым лириком и идеалистом был и его Оловянный Солдатик в постановке «Маленькое сердце» О. Зайцевой. При этом, оказавшись центральным участником всех постановок своей однокурсницы, А. Вусик последовательно сыграл еще и в «Снежной королеве», и в «Дюймовочке». Присущее миру андерсеновских сказок сочетание философской грусти и поэтичности с чувством юмора Артем выразил очень точно, обнаружив дар точного попадания в авторский и режиссерский стиль.

Не в последнюю очередь, Артем Вусик – актер жесткого графического рисунка, доказавший, что может создавать образы бруталов, воплощающих идею зла и разрушения. Наверное, истоками таких его работ (настоящих и, уверена, будущих) стали фильмы немецких экспрессионистов 1920-х гг.., парадоксальные ужасы Д. Линча и… убедительное создание образов загадочных «инферно» в ежегодном праздновании на театральном факультете Хеллоуина. Но самое главное – в экспериментальном спектакле-футуристической опере А. Коломийцева «Ночной обыск» (лауреат фестиваля «Курбалесия») Артем Вусик сыграл главного героя поэмы В. Хлебникова. Его герой рождал ассоциацию с «печальным демоном, духом изгнанья» и запомнился кинематографически выразительным крупным планом в клубах сигаретного дыма и световых прострелах, врезающихся в щели кубистических декораций. Образ, созданный Вусиком в этом, по сути, тотально режиссерском спектакле А. Коломийцева оказался несоизмеримо масштабнее функции, которая ему была отведена. Актер срывал со своего героя маску отпетого циника, обнажая кровоточащую и кричащую душу трагического героя.

Его нестандартная, бесспорно, гипертеатральная фактура и саркастический образ мышления сполна проявили себя в постановке «Декамерон», осуществленном на курсе А. Вусика его мастером – доцентом С.Я. Фесенко. Впрочем, еще раньше О. Зайцева в своей режиссерской работе в стиле «театра улиц» уже приобщила Артема к эстетике Средневекового фарса. И актер блестяще принял правила игры жанра: его высокая, худая фигура, облеченная в яркий стилизованный костюм, полумаска с длинным носом, гротесковые пластика и интонация сделали его похожим на героя средневековых миниатюр.

Приглашенный в харьковскую труппу нынешним главным режиссером театра О. Дмитриевой, Артем, как нам кажется, нашел идеальное время и место для реализации своего кредо актера интеллектуального, стильного и актера авторского театра.

Как застрельщик всех вузовских капустников, после вступления в театральную труппу Вусик моментально перенес это свое увлечение и приобретенный опыт на сцену академического театра. Как и в «театралке», в капустниках которой Артем особенно запомнился безупречным вкусом и стилем, а также интеллектуальным шармом, на сцене театра им. В. Афанасьева молодой актер стремится к парадоксальному, элитарному юмору. Параллельно с работой в академическом театре, Артем стал одним из трех основателей и актеров творческого объединения «Прекрасные цветы». Дебютный спектакль объединения - «Крыса» - дал редкий в отечественном театре пример концептуального театра пластической пародии.

Пластичный и органичный в рамках излюбленнейшего им театра представления, звукоподражатель и мим, тяготеющий к интеллетуальной арлекинаде, Артем воплощает сегодня ряд своеобразных характеров в двух спектаклях текущего репертуара. Дебют Вусика на прославленной сцене состоялся в постановке брестского режиссера Дмитрия Нуянзина «Огниво». Его Ведьма – одна из главных ролей спектакля, - образ, созданный исключительно в приеме ширмового театра. Поэтому в этой первой роли актера важнейшим элементом актерской техники стало кукловождение. Так, как ему Артема Вусика учила оснащенная методой, практическим опытом и педагогическим талантом С. Фесенко, то и здесь проблем не возникло. Кукла в руках Артема «живет», «слышит» и «видит» других, интригует, насмехается, оставаясь при этом чисто сказочным «злом» - то есть очень обаятельным и в силу своего озорного характера бесконечно близким детям.

А в постановке О. Дмитриевой «Про принцев и принцесс» по сказкам Анни Шмидт Артему открылось все многообразие и удовольствие работы в «живом плане» – и он не замедлил им воспользоваться: мимически, пластически, танцевально, интонационно и вокально импровизируя, играя, лицедействуя на радость детям и их родителям как от лица своего перидворного кавалера-рассказчика, так и с куклами тетушки Уны, принца Рулла и Иностранного рыцаря. Если своему жалостливому королю добренькому Руллу он придал сходство с капризным, но отчаянно симпатичным ребенком, то его же Тетушка Уна – сама гневливость и коварство, носительница своеобразного черного чувства юмора. Иностранному рыцарю, посватавшемуся к Принцессе Крапинке, режиссером была отведена только одна реплика: «Вот это да!». Однако, и здесь Артем оказался способен создать характер нордического принца с отчетливым прибалтийским акцентом, в чьих устах одна и та же фраза приобрела удивительно широкую эмоциональную растяжку. В этом настроенном на ансамбль спектакле А. Вусику повезло повстречаться с такими опытными сценическими партнершами, как Т. Тумасянц и В. Мищенко. В одной «связке» с ними молодой актер от спектакля к спектаклю оттачивает импровизационный талант, настраивает «слух» и «зрение» в работе с партнером. В составе группы спектакля «Про принцев и принцесс» А. Вусик выезжал на международный фестиваль театров кукол в Рязани («Рязанские смотрины», 2011), откуда харьковский театр привез диплом.

Последовательным шагом художественного руководства стала проба Артема в спектакле вечернего репертуара. На сегодня важнейшей и значительнейшей его работой на сцене театра является один из главных героев спектакля-притчи «Чевенгур» по А. Платонову. Вусик играет Александра Дванова – и снова это лирический образ, целиком в духе генеральной линии творчества актера. «Командированный на фронт революции искать коммунизм среди самодеятельности населения», Сашка трагически расколот на Дванова-человека (оборвавшаяся линия любви с Соней) и Дванова-революционера (впрочем, тоже кончившим судьбу трагически). Создавая образ в кукольном приеме, Артем, по замыслу О. Дмитриевой, остается виден зрителям. Весь его грустный, сосредоточенный облик наводит на мысль, которую когда-то высказал Лесь Курбас: коммунизм несовместим с человеческой природой. Понимая заблуждения своего Сашки, актер, полузримо присутствуя в «кадре», сочувствует ему, сострадает, но не оправдывает. Сокровенными гранями платоновского образа, воплощенного молодым актером, являются сцена сиротства на отцовской могиле в начале спектакля и сцена «возвращения» к отцу, сознательного самоубийства Дванова, когда, после разочарования в идеальной республике солнца и революции, лодка его жизни уходит кормой под воду. Вот в этих-то моментах максимального оголения души своего героя Артем наиболее трогателен, убедителен, правдив.

Юлия Коваленко, театровед / 2011