О людях

Волшебница из страны играющих кукол

Спектакли заслуженной артистки АР Крым Оксаны Дмитриевой уже пятый год украшают репертуар Харьковского академического театра кукол им. В. Афанасьева. Ее «голос» в театральном многоголосье города не похож ни на чей другой – тонкая, изысканная режиссура полутонов О. Дмитриевой полна настроений и умной недосказанности. Харьков стал ее вторым домом после Симферополя, где у Оксаны рано сложилась успешная актерская и постановочная биография. Расставшись с курортным Крымом, сама Дмитриева считает харьковский театр кукол удачей в своей судьбе, ведь труппа харьковских «кукольников» - сильнейшая в Украине, а театр, с более чем 70-летней историей, известен как лидер даже далеко за рубежом.

 

Откуда же берутся такие чудесные, наполненные фантазией, музыкой и поэзией, оживляющей предметы и материю, спектакли, какие ставит О. Дмитриева? Они рождаются из детских воспоминаний о радости и чуде свободной игры… из вечной любви девочек рядиться в мамины платья, представляя себя уже совсем другой… из детских рисунков, которые у взрослой Оксаны «переползли» на стены комнаты в симферопольском театральном общежитии… из поэзии любимых М. Цветаевой и А. Блока, давших ощущение ритма… ну и, конечно, из профессиональной школы.
В профессии режиссуры особенно важен импульс, эстафета от учителя к ученику. У Оксаны таких учителей, огранивших ее талант – несколько. Это и первый Учитель режиссуры главреж Крымского театра кукол Б. Азаров. Помнится, как в одной из своих курсовых работ по критике (Оксана еще и театровед), она настолько метафорично и с такой доказательностью преподнесла творческий метод Учителя, что было очевидно: Мастер-гений, а Театр Азарова – ее колыбель! Замечу, что тогда же очевидным стало: талант режиссера у Оксаны Дмитриевой нисколько не обездолил ее таланта критика.
Однако, режиссуру О. Дмитриевой, определенно не отличала бы присущая ей европейская культура, если б не встреча с владетельницей секретов Зазеркалья кукольного мира Ириной Павловной Уваровой – авторитетнейшим специалистом, теоретиком театра кукол из Москвы. Приехав на постановку в Крым, И. Уварова оценила неординарный талант юной кукольницы, угадала их внутреннюю созвучность, и они подружились. Ведь Оксана Дмитриева сама вся из Серебряного века, хотя чувствует себя современницей не только Ахматовой, но и Пушкина, и Хармса…
В Харьковском университете искусств Дмитриевой несказанно помогла в учебе сразу по двум специализациям поддержка педагогов: театрального критика заведующего кафедрой мастерства актера и режиссуры театра анимации Евгения Русаброва и развившей извечную тягу Оксаны к изобразительному искусству Натальи Бондаревой. К слову, Оксана еще и художник. Это самое мышление художника дает право фантазии Дмитриевой моделировать сценическую реальность, не рискуя превысить полномочия. В случае Оксаны Дмитриевой трудно не согласиться, что режиссер – творец и хозяин театра. Можно было бы добавить – единоличный, если б не мудрость самой Оксаны, раз и навсегда положившей конец таким предположениям и повторившей вслед за любимым театральным художником Д. Боровским: «Театр – это мы». Мы – это и художник, и актеры, и зрители, и бутафоры, и «звукари», и «монты».
Спектакли Дмитриевой – прозрачно поэтичные или балаганно игровые, производят впечатление гениальной легкости, что не принято связывать с большой отдачей. Настоящее произведение искусства и должно быть именно таким. Бессонные ночи над обдумыванием замысла, вечная неудовлетворенность от недостижимости творческого горизонта – все черновые мучения должны остаются недоступными для пришедшего в театр получить удовольствие зрителя. Эту видимую легкость Оксана Дмитриева в свои очень молодые годы уже подкрепила уникальными знаниями и умениями во всех отраслях театра. Волшебство стоит большого труда!
В Харькове Оксана Дмитриева встретила своего абсолютного единомышленника главного художника театра Наталью Денисову. Вместе они не только спектакли придумывают, но и поражают публику разными диковинками. Например, уже дважды проводились в фойе театра авторские фотовыставки, где актеры предстают в своих несыгранных ролях, удивляя даже самих себя. Это же мышление образами, любовь к символическим деталям, парадоксальность коллажа актера и куклы, живого и неживого – все, что есть в ее фотографиях, - Оксана распространяет на режиссерские эксперименты. О том, что художник, архитектор сцены не дремлет в Оксане, свидетельствуют в спектаклях ее фирменные ажурные лесенки и с легкостью возводимые в воздухе радуги-мосты. Наверное, тяга обживать сцену не только привычно – по горизонтали, но и дерзко, по вертикали, перешла к Оксане от героя ее театроведческого диплома – В. Мейерхольда, с его увлеченностью конструктивизмом. Ее режиссура прихотливо соединяет театральные Небо и Землю, ничем не хуже лестницы из фильма М. Захарова «Тот самый Мюнхаузен». Если того требует ее фантазия, Оксана может заполнить всю сцену мерцающими бриллиантами мыльных пузырей («Дюймовочка»), при помощи воды устроить языческую вакханалию («Майская ночь, или Лунное волшебство»), а то и распустить граммофоны зонтов, разбросать то там-то здесь отблески перекрещенных, светящихся в ночи окошек или ее излюбленных фонарей.
Режиссура – вторая профессия Дмитриевой. Заочно учась в харьковском институте искусств им. И. Котляревского, Оксана защищала диплом спектаклем «Балаганчик» в Симферополе. Он – словно прелюдия к на всю жизнь излюбленным темам и героям режиссера. Дмитриева любит комедиантов, лицедеев: веселых клоунесс и паяцев, и, конечно же, Пьеро с трагической капелькой-слезой. Он то и дело появляется в ее спектаклях – отверженный, траурный, в новелле «Черный монах» («Простые истории Антона Чехова») или мистично проглядывающий в Панночке («Майская ночь»). И уж просто гимном философам-паяцам стал спектакль О. Дмитриевой, состоявшийся в 70-летний юбилей театра «И корабль плывет…». Для своих любимых актеров Оксана не пожалела фантазии сказки: зрители не успевали перевести дух от корзины с разноцветными надувными шарами (в ней вдохновенно парил по сцене Паяц-В. Гиндин), как зал и кулисы уже объединяла радуга мыльных пузырей, сверху сыпались искрящиеся конфетти, звучала «неземная музыка»…
Профессии режиссуры учатся всю жизнь. Следом за харьковским вузом О. Дмитриева успешно закончила киевскую ассистентуру, где поставила со студентами спектакль, тут же замеченный на фестивале в Ивано-Франковске, «Любовь Дона Перлимплина». Ф.-Г. Лорка – автор, близкий миру Оксаны темой Любви и Смерти, метафоричностью слов-образов. К той же пьесе впервые она обратилась еще в Симферополе. Ну а Ивано-Франковск оказался на ее пути вехой еще и потому, что здесь состоялось первое гран-при О. Дмитриевой (этой наградой был отмечен ее спектакль в полтавском театре «Крылья для Дюймовочки»).
Уже «первенец» на харьковской сцене – «Волшебное кольцо», принес Оксане такую престижную награду как муниципальная премия за лучшую режиссуру года (2008). Ее спектакль-балаган нельзя было не заметить – в последние годы в Харькове не приходилось видеть зрелища настолько эстетичного! По прихоти О. Дмитриевой и Н. Денисовой колорит народного сказа вплелся в сценический орнамент с диковинными костюмами и головными уборами (напоминая о Дягилевских сезонах в Париже!), а актеры играли, переплетая потеху с поэзией лубка и мистикой.
Оксана не смирилась с тем, что сказка ее любимого Андерсена идет в ее режиссуре в Полтаве, а не в Харькове, и подарила своему городу совершенно другую «Дюймовочку». И вот тут-то пора открыть тайну: спектакли для детей, которые сочиняет О. Дмитриева, немножко и для взрослых. «Дюймовочка» ясна детям, но берет за душу проникновенностью даже взрослых, которые видят в ней темы трудного поиска себя, счастья обретения своего Дома, своего предназначения – философский спектакль (заметны и отсылки к фантастической грустной клоунаде В. Полунина), в котором времена года сменяются, как фазы жизни, под аккомпанемент вечной музыки А. Шнитке. Думаю, именно за это, после двадцатилетнего перерыва в отношениях харьковского театра и московского театра кукол им. С. Образцова, «Дюймовочка» была отмечена в номинации лучшая режиссура на Международном фестивале театров кукол в Москве (2008).
Третий ее спектакль для детей на харьковской сцене – «Про принцев и принцесс» по редкому на афишах украинских театров материалу – сказкам А. Шмидт, получился еще более стильным. Вместо многоцветья предыдущих сказок тут режиссер поэкспериментировала со спектром белого цвета, решив весь спектакль в его тончайших растяжках. Уморительные куклы, декорации, костюмы актеров, водящих кукол в открытом приеме и даже гримы мимов – все оказалось белым. Тем драматургичнее проступили локальные цветовые акценты в этих парадоксальных нидерландских сказках.
Самые непредсказуемые решения спектаклей Оксаны всегда обнаруживают устойчивость, силу гармонии. Главный критерий художественности в Театре Оксаны Дмитриевой, это – Красота. В ней и своеобразное понимание режиссером современности, и жизненности, и гражданственной позиции, как ни пафосно это прозвучит. Драматического эффекта она достигает именно на сломе, самом пике, острие красоты и небытия. Как страшно было смотреть на буквально горящий, корчащийся, превращающийся на глазах в пепел дворец в спектакле учебного театра университета искусств «Антигона» - дворец, перед тем пленявший белизной и легкостью, но – увы! - обнаруживший свою бумажную тленность перед гневом Зевса! Сценическая версия трагедии Софокла на последнем Международном фестивале «Анима» была отмечена дипломом лауреата.
Оксану Дмитриеву в пору сравнивать с человеком-оркестром! Не потому ли, будто по взмаху ее невидимой дирижерской палочки, звучат в спектаклях «идеально настроенные инструменты» - такие разные артисты, как В. Гиндин, Т. Тумасянц, Г. Гуриненко, А. Коваль, Н. Шапошникова, В. Мищенко, А. Маркин, П. Савельев и другие, объединенные ее рукой в блестящий ансамбль. Актеры в спектаклях Дмитриевой одухотворены и универсальны. Режиссер признает, что ее излюбленный прием – сочетание в одной картинке спектакля живого, с пульсирующей жилкой, лица актера и неживой, застывшей маски. И снова острие, контраст – красоты и небытия! Оксана умеет влюбить зрителя в своих прекрасных актеров. В той же «Антигоне», быть может, даже перенасыщенной символикой: песочными часами-символом времени, руками влюбленных-волнами вечной реки, «не сдающимся» корабликом и колесом фортуны, - финал обрушивался безоговорочным моментом истины. Облеченную в черное покрывало-саван Антигону причесывали плакальщицы, а ее роскошные вьющиеся волосы в этой сцене уподоблялись волнам моря, по которым бежали гребни-ладьи.
Режиссура Дмитриевой – магия атмосферы. И это потому, что Оксана исключительно чуткая к наименьшей фальши, всегда является тем камертоном, на который настраиваются ее «оркестранты». Она мыслит современно. Одним из таких критериев современности я бы назвала высокую иронию, чувство юмора, которые присущи режиссерскому почерку Дмитриевой. И все-таки, это романтическая ирония, поскольку и сама Оксана – неисправимый романтик. Неповторимую стильную акустическую атмосферу создают в ее спектаклях музыка, акапельное пение. Жанр спектакля по трем новеллам «Простые истории Антона Чехова» Оксана определила как «соната ускользающего времени». В первой части «Дама с собачкой» режиссер говорит о любви и огромном счастье, состоявшихся, как чудо, вопреки человеческому скептицизму, инерции, эгоизму – говорит мажорно и романтично, играя с актерами в «пароходик» и «капитана с трубкой», в ракушки у пенного прибоя и ветер в волосах героев. Во второй истории – «Черный монах» - лики скульптур пугают мертвенностью рядом с озаренным внутренним светом человеческим взглядом... Осень, как промозглый утренний туман, прокрадывается в отношения героев, траурно стучит яблокопад. А уже в последней части «Скрипка Ротшильда» мажорная интонация Дмитриевой сменилась на трагическую. Сколько же в истории Якова, потерявшего жену и только тогда понявшего, что любил ее, истинного драматизма и жизненной парадоксальности! И надрывно звучит скрипка Ротшильда в сценическом пространстве, где ожили визуальные цитаты Марка Шагала. Показанный в 2008 году на международном фестивале «КукART» (Санкт-Петербург) спектакль стал одним из главных его событий.
Признание харьковских кукольников на престижнейшем международном уровне было закреплено в 2010 на Первом фестивале школ кукольников «КукАрт» в Санкт-Петербурге. Как педагоги Харьковского национального университета искусств О. Дмитриева и Н. Денисова представили там программу своих студентов-режиссеров. Спектакли «Шагал. Глагол», «Метаморфозы», «Белый сон о Белом Рождестве» снискали высочайшую оценку профессионалов, в том числе ректора Санкт-Петербургской академии театрального искусства Л. Сундстрема.
Режиссура О. Дмитриевой стремительно развивается, находит новые формы. Ставя спектакль «Майская ночь, или Лунное волшебство», режиссер задумала не Гоголя из школьных учебников, а спектакль об Украине мистической. Опираясь на мощную энергетику фольклора, она задействовала композиции культовой группы «Даха-Браха», подчинив все «лунное волшебство» ее ритмам. Полу-шоу, полу-медитация, «Майская ночь» покоряет то магией ночного серебристого освещения и серебристого же позвякивания колокольчика, то энергией барабанов, в которые, разбрызгивая воду, бьют актеры-«язычники». Этот спектакль открыл новую Дмитриеву.
Неожиданно по-мужски жестко проявила себя режиссура О. Дмитриевой в спектакле Театра художника (традиционно в соавторстве с Натальей Денисовой) «Король Лир». Сочетание скульптуры и театра теней, масок и новаторски трансформированных марионеток с игрой актеров в «живом плане» подарили Харькову тотальный синтетический театр Шекспира. Спектакль О. Дмитриевой поражает эпической широтой и поэзией, вопреки всему, прорастающей все-таки из грязи политической хроники, не устающей напоминать о своей злободневности. «Король Лир» - новый театр О. Дмитриевой, в котором пульсирует болью актуальная мысль, воплощенная в ряде развертывающихся во времени символов.

Коваленко Юлия, театровед / 2010