О людях

От автослесаря до Гамлета

Михаил Озеров – один из самых заметных представителей молодого поколения творческих людей Харькова в художественном диапазоне самого широкого профиля. В рамках первого кинофестиваля «Харьковская сирень» (2009) он стал лауреатом в эксклюзивной номинации «За поиск нетривиального решения в раскрытии вечной темы» (фильм-дебют «Вверх-вниз»). Увидев видеоклип Михаила на песню А. Кутикова, Андрей Макаревич высказался в духе: «я себе такое же хочу». Снимаясь и озвучивая фильмы, Озеров практикует и как режиссер-мультипликатор. Но на сегодняшний день он все так же не представляет жизни без театра кукол, давшего ему путевку в жизнь.

 

Михаил Озеров очень обаятельный и умный актер. Едва появляясь, он заполняет собой сцену или кадр, а его буйная фантазия (сам Михаил говорит, что большая проблема – себя ограничить) активно «оживляет» чистый лист и экран. Природа креативного «заполнения» необжитого пустого пространства у этого актера и режиссера – от увлечения рисованием и живописью. Не случайно ведь, будучи под впечатлением от витражной техники, Миша расписал окна собственной квартиры. Как актеру такое видение очень помогает ему понять пластически–музыкальный и метафорический язык спектаклей режиссера Оксаны Дмитриевой. В постановке «Дюймовочка» этого режиссера любимейшая теперь роль демонического Трубочиста создана Михаилом в бесконечно притягательном для него живом эксперименте и сотворчестве (там же актер запомнился сатирическим образом Крота, в брехтовской манере с обличительным зонгом). Именно желание «рисовать» свои образы сначала подтолкнуло Михаила учиться у человека «одной с ним группы крови» главного художника театра Натальи Денисовой, а потом и к созданию своеобразного тандема: Озеров – режиссер, Денисова – художник его клипов. Обоим в творчестве чужд глянец и гламур, близка концепция авторского кино.

По образованию актер-кукольник, Михаил предельно внимателен в кадре и на сцене к работе с предметом (не чуждается и предметного символизма). Эту школу он постиг у мастера курса Е. Гимельфарба. Как он вспоминает теперь сам: «Мы разговаривали палочками, коробочками, выстраивали внутренние монологи предметов, делали этюды на спичках, стремясь передать жизнь духа через материю». Полученное актерское образование было немножко и художественным (студенты сами делали кукол и маски для дипломного спектакля «Любовь Дона Перлимплина» по Ф.Г. Лорке). С тех пор актер тяготеет к парадоксальности мышления и аудио-визуального воплощения своих идей. Это делает его артистом № 1 для работы в проектах современного формата. Например, в компьютерной игре «Вий», снятой как художественный фильм (реж. Дмитрий Головачев), Михаил Озеров сыграл Хому Брута, а его партнерами были потрясающие драматические артисты В. Маляр и П. Рачинский. В своем клипе «Яблоки» Михаил во дворе среднестатистического дома раскачивал на качели артистов-маски комедии дель арте! Снимая видеоматериал клипа для песни Игоря Талькова-младшего, Озеров воссоздал целую реальность стройки в государственном масштабе, стройки, превращенной в «объект» изучения морали и образа жизни всего общества – от абстрактного президента, восседающего на золотом унитазе, до вахтерши, с дымящим, как паровоз, подстаканником обжигающего чая – работа кипит! Задействуя в кино и видеоклипах своих любимых актеров Харькова и других украинских городов, Михаил Озеров буквально одержим высокой идеей дать прекрасным мастерам, прежде всего, театра, возможность иной реализации. К артистам, чаще других появляющимся в его кино- и видео-созданиях, относятся коллега по сцене Игорь Мирошниченко, чья романтическая фактура и длинные пальцы музыканта вызывают у Озерова восхищение, и талантливейший комик нашего времени Евгений Романенко из соседнего театра им. Т. Шевченко. Озерову-режиссеру дано разглядеть в актере не только внешнюю типажность, но и его скрытый потенциал. Так, И. Мирошниченко он дал блестящий шанс выразить его нестандартность в роли упрямого «рыжего» лирика, а Е. Романенко в клипе харьковчанина Влада Святаша предложил роль бедного художника с внутренним миром поэта.

Соответственно, и у самого Озерова-актера амплуа в прямом смысле нет. Скорее есть своя тема. В жизни человек коммуникабельный, с мгновенно откликающимся чувством юмора, на сцене Озеров уже скоро пятнадцать лет воплощает образы отпетых циников, а то и похлеще (заметное исключение пока – только его глубокий, сострадающий Мастеру, раскаявшийся в воинствующем «соцреализме», Иван Бездомный в «Мастере и Маргарите»). Из разряда последних образов – некоронованный «опричник» Князя Тьмы Азазелло. Михаил Озеров играет его не столько сразу ярко, сколько убийственно точно, как только и может играть актер, знающий, что он хочет сказать своей ролью. Азазелло не говорит, а цедит сквозь зубы. Его лицо всегда подсвечено тревожным холодным зеленоватым светом. Он напоминает закоренелого рецидивиста, умеющего «лечь на дно». Бесшумной скользящей походкой, с руками в карманах и надвинутой на глаза шляпой (и впрямь, не дай Бог встретиться взглядом с убийцей Азазелло!), он, даже молча, буквально источает зло и разрушительную силу своего ума. Играя героя порядка первого заместителя Воланда, Озеров-Азазелло холоден и невозмутим, но его скрытая сила однажды порывается наружу, когда, разрезав воздух стремительным движением-броском своего тела, он припечатывает к стене насмерть перепуганную Маргариту. Контраст хрупкой женщины и бандита с нечеловеческой природой рождает нужный эффект – так в судьбу Маргариты вступил рок, фатум. Михаил придумал всю роль булгаковского героя сам. Его кредо – «не ходить по сцене чужими ногами», что на актерском жаргоне означает, не копировать придуманное предыдущим исполнителем.

В ряду с Азазелло, Озеровым сыгран незабываемый Дрессировщик (притча «Скотный двор»). Одетый в кожанку персонаж брехтовского политического кабаре, Дрессировщик, как в зонгах, сентенциях, так и в танцах – воплощенный парадоксалист и циник. Однако, без любимого принципа контраста, Михаилу играть его было бы не интересно. Поэтому неожиданно мощно из уст такого прожженного лицедея звучит в конце спектакля истошный распев: «Вот такая страна! Наша отрада она». Актера Озерова по праву можно причислить к числу артистов, чей врожденный «нутряной» темперамент не служит препятствием к развитию интеллектуального склада творчества, а наоборот, удачно его оттеняет. Самой законченной, зрелой ролью актера на сегодняшний день стал образ по-шекспировски обьемный, Эдмон в «Короле Лире». Внебрачный сын герцога Глостера, благодаря угнетенному тщеславию, стал тонким рефлексирующим убийцей и дипломатичным предателем – найдя щели в судьбах отца, брата и своего короля, он методическими усилиями превращает их в бедоносные пробоины. Эдмон Озерова – герой маниакального склада с печальным, будто все предвидящим, взглядом, образ-нож, то вонзающийся в плоть двух королевских дочерей, то играющего в роковой «дартс» с судьбой законного наследника Глостера.

Контрастным сочетанием несочетаемого Михаил огорошивал с юных лет. Учась на автослесаря и посещая театр «Политехник» при ХПИ, он уступил настояниям руководительницы народного театра Валентины Михайловны Сухоревой и матери, веривших в его карьеру, и отправился сдавать экзамены на театральный факультет. На прослушивании абитуриента, который после монолога Голохвастова, на просьбу почитать еще что-нибудь смешное, прочел «смешно»: «Тятя, наши сети притащили мертвеца», кафедра смеялась так, что нужно было делать перерыв. Уже со второго курса Озерова приглашали сниматься в кино. Учебу он совмещал с ролями в театре «Арабески», где в нашумевшем проекте «Энеида» пластически-условно сыграл несколько женских образов (и даже Дидону!). В студенческом театре у Л. Попова Миша приобрел опыт театра поющих марионеток, сыграв Жида и Герцога в «Скупом рыцаре» на музыку оперы С. Рахманинова. Только роли страдальцев-мыслителей Озерову до поры казались не интересными.

Когда режиссер Олег Трусов позвал его в свой шекспировский спектакль на сцену Курского театра кукол, предложив любую роль, Михаил выбрал Меркуцио. Но судьба – мастер парадоксов, нечета Озерову, начертила ему на роду сыграть Гамлета. Единственный симпатичный герой спектакля, с ямочками, играющими от улыбки, с большими внимательными глазами и челкой – мальчишка-Гамлет, постепенно становящийся мужчиной. Его Гамлет – темпераментный, современный, бунтующий. По замыслу режиссера, спектакль «Нет повести печальнее на свете…» объединил историю Гамлета и пьесу о Ромео и Джульетте, разыгранную заезжими в Эльсинор актерами. Так что в «спектакле в спектакле» Озерову все-таки удалось сыграть Меркуцио, задиру и бретера, острослова и гуляку! Несколько лет актер ездил играть спектакль в Россию, став полноправным лидером курской постановки, найдя в этой работе новых верных друзей.

Тема Гамлета настолько проросла в Михаиле, что откликнулась парафразом в его фильме «Вверх-вниз»: дворники в блистательном комедийном исполнении Е. Романенко и Э. Верхотурова, философски на свой манер, комментируют жизнь героя. Пережив страшный кризис со здоровьем, Озеров не понаслышке прочувствовал силу дилеммы «быть или не быть». Фильм о своем современнике Кирилле, решающем нынешние гамлетовы вопросы, стал для режиссера буквально спасательным кругом. Вместе с коллегой И. Рабинович Михаил придумал ход – покаяние героя фильма, художника, возвращает его к чистому листу, жизнь как бы начинает писаться наново. Выставляя фильм на конкурсную программу, Михаил не рассчитывал на приз, и тем радостней для него было откровение на церемонии закрытия: в темном зале вдруг замелькали кадры его фильма! Едва успев тогда схватить за руку свою актрису Екатерину Леонову, он вышел на сцену и принял хрустальную эмблему из рук В. Дашкевича.

Считая неправильной позицию жалующегося на отсутствие новых ролей артиста, Озеров выбрал себе принцип: если ты хочешь чего-то добиться, делай! Не в этом театре, так в другом. Для него одинаково важны и театр, где он уже известен, и кино, клипы, где, по его словам, Михаилу очень интересно всему выплеснуться, где он еще только начинает жить.

Коваленко Юлия, театровед / 2010