О людях

Острохарактерная златовласка из сказки

По словам режиссера И. Мирошниченко, актерская индивидуальность Алены Озеровой в труппе харьковского театра неповторима и уникальна. Пышные длинные волосы цвета червленого золота со студенческих лет были частью ее сценического облика. Психофизика актрисы идеально дает ей возможность создавать гротесковые острохарактерные роли. Алена – одна из актрис труппы, несущих на себе львиную долю «сказочного» репертуара театра. И это неудивительно, ведь понять, какого рода сказочных героев будут рады видеть на сцене маленькие зрители, маме-актрисе помогают трое малышей: сыновья Яша и Леша и дочка Варя.

 

Приехавшую из Крыма поступать в харьковское училище культуры Алену взяли на курс не раздумывая: необычный типаж, явные драматические способности! Басню «Лиса и виноград» девочка подготовила еще в школьном кружке, а этюд по мотивам эпизода с картиной из «Трое в лодке, не считая собаки» репетировала вместе с мамой по дороге на экзамен. Очень порадовало комиссию то обстоятельство, что Алена к тому же закончила музыкальную школу по классу баяна. За время обучения под твердой, но справедливой рукой педагога Т. Горошанской Алена раскрылась настолько, что окончила училище с красным дипломом режиссера массовых мероприятий.

И поехала бы молодая специалистка трудоустраиваться в родной ДК, где ее уже ожидали, если б не счастливая случайность. За компанию с подругой подав документы на кукольное отделение в институт искусств, Алена вдруг ощутила вмешательство в свою судьбу провидения. Набиравшему в тот год курс Е. Гимельфарбу странная, не очень складная абитуриентка, танцевавшая кроме обычной программы рэп, на консультациях запомнилась: «Иди и борись!» - дал ей установку на экзамен будущий мастер.

По словам самого учителя, в Алене как человеке и актрисе начисто отсутствует фальшь: «Её темперамент, в связи с этим, не поверхностный. Это самобытная актриса, требующая к себе внимания, её нельзя торопить, ей нужно давать вызреть, и тогда результат будет яркий и не стандартный» - считает Е.Гимельфарб, взявший студентку после вуза в свою труппу.

Свой курс, свой театр – для Алены, быть может, больше, чем для кого-нибудь другого – семья. Верный и преданный человек, она ценит сделанное ей добро. Когда любимый институтский педагог Инна Кагановская навсегда уезжала за рубеж, вся группа пришла провожать ее к автобусу, и Аленка и сотоварищи, одурев от слез пели ей на прощание: «Первый тайм мы уже отыграли»! Да и свадьба их с Мишей Озеровым была театральной свадьбой, после которой на следующее утро молодожены отправились не в путешествие, а на репетицию, а еще через день сыграли премьеру «Любовь Дона Перлимплина» по Ф. Г. Лорке! В этом тотально синтетическом спектакле Алена играла «правильную» служанку Маркольфу, роль явно не по ней – но все же актрисой был создан цельный образ! «В Маркольфе, - вспоминает режиссер Е.Гимельфарб, - от неё требовался целый комплекс ярких чувств: материнская любовь, верность до самопожертвования, способность со-радоваться чужому счастью – и она играла это весьма убедительно». Как «поиграли» в этой роли Аленыны волосы! Именно при помощи огневой копны пыталась приворожить своего хозяина верная Маркольфа, только бы отвести от него беду роковой женитьбы. Позже в этом же памятном для актрисы спектакле Алена сыграла мать Белисы – кукольный образ противоположного содержания. С присущей ей характерностью актриса воплотила образ бесстыдной и плотской сводни.

Среди первых ее спектаклей были «Сказки Андерсена», где Алена играла характерных героинь в паре с Александром Ковалем и Михаилом Озеровым (сказки «Огниво» и «Принцесса на горошине»). Увидевший ее еще на дипломных показах И.Мирошниченко до сих пор помнит свое удивление от открытия безусловно самобытной актрисы. Вот только, подумалось ему, трудно ей будет реализовать эту самобытность в условиях кукольных амплуа большинства детских спектаклей.

Правда, Алене на сегодня редко приходится играть стопроцентно свои роли. Есть и другая проблема – ей часто предлагают повторяться, зная, что лучше нее роли взбалмошных зверят или вредных сестер и мачех среди молодых актрис никто не сыграет. А так как кукольную специфику еще студенткой Алена освоила с лету, то режиссеры прочно связали ее в своем сознании с детским репертуаром. Она сыграла роль Курочки Рябы («Жили-Были»), надоедающего всем вечными идеями Гнома Вторник («Белоснежка и семь гномов»), вертлявую Чичи («Айболит»), жалостливого Котенка («Кошкин дом»), одну из любимейших своих ролей – вредную задаваку сестру Золушки Жавотту, Торопыжку и Бульку в «Приключениях Незнайки» и целый выводок «малышей» в спектакле по сказке того же Носова - «Полет на воздушном шаре»! Алена никогда не повторяется, четко отталкиваясь от характера персонажа. Если ее Страусиха в «Сказках джунглей» - образ нарицательный, и актрисе есть где разойтись, что сымпровизировать в рамках очерченного пьесой персонажа, то над созданием Птицы Кола-Кола с режиссером И.Вербицким она билась немало. Совершенно не в природе Алены роли на «высоких нотах». А голос Кола-Колы режиссер хотел слышать категорически в тесситуре «небесного» сопрано. Отпустив себя на волю импровизации-игры, Озерова с удовольствием преодолела страх этой роли, играя птицу то как сказочницу-волшебницу, то как сумасшедшую фантазерку!

Тогда же как острохарактерная молодая актриса Алена начала специализироваться на ролях сказочных старух и бабушек. В изящной музыкальной сказке «Еще раз про Красную Шапочку» (реж. Л. Попов) она сыграла именно бабушку – благообразную старушку в локонах, мало, впрочем, отличающуюся от своей знаменитой озорной внучки! А вот в своем любимом, дарящем настоящее настроение рождественского чуда спектакле прежних лет «Морозко» в постановке Е.Гимельфарба актриса при помощи куклы петрушки сыграла именно старуху. Отъявленную сказочную злодейку, программой всей своей жизни постановившую гнобить Деда и его дочку Дашеньку. «Я подсмотрела такой образ в жизни», - призналась Озерова.

Алена играет для детей, категорически не «сюсюкая». Для нее важно говорить с ними так же ответственно, как со взрослыми.

Обладая отличными для театра кукол вокальными и пластическими данными, Озерова играет роль ассистентки дрессировщика – образ в стиле кабаре («Скотный двор» в постановке О. Трусова). Получив эту роль по наследству от В.Рычаговой, Алена сохранила первоначальный импульс характера героини, помножив его на собственную данность. Ее девица из дансинга выламывается из тройки танцовщиц. Она – своеобразная «изюминка» кордебалета. В кумачовом красном купальнике, с утрированно угловатой пластикой и намеренно простоватым и «тяжелым» в этом спектакле выражением лица ее танцовщица напоминает пролетарку, ставшую к балетному станку или героиню известнейшей скульптуры Мухиной. Озеровой удалось создать стопроцентно саркастичный, пародийный образ а ля «совьет арт» в жанре именно этого политического и философского спектакля.

В спектакле-мюзикле «Моя прекрасная леди» Е. Гимельфарба Озерова играет сразу несколько ролей. Она – и чопорная, в высокой прическе из уложенных золотых локонов истая англичанка, горничная Хиггинса. Она же – разбитная уличная девица в купальном костюмчике с чулками на подвязках – в сцене свадьбы Дулиттла. И это она – худющий длиннорукий и длинноногий мальчишка-разносчик газет. А как подчеркивает ее нестандартная фактура фальшивость дамы высшего света на балу в посольстве! Когда увенчанная страусиными перьями, в вечернем платье и длинных перчатках дама оборачивается в танце с кавалером другой стороной, публика видит ее скандальное неглиже – разоблачение мнимого блеска высшего света!
Особое место в биографии актрисы занимают образы из спектаклей с «русскими народными» мотивами. Кроме «Морозко» и «Снегурочки» - «Жили-Были», где Алена не только водит трех кукол, но и лихо отплясывает скомороший танец и поет «чиииииистушки»! Кажется, что в одном ее жалостливом бабьем запеве: «Ой, горе наше, гореваньице!» - протяженность и отчаянное скоморошество всей Руси. Можно сказать, что в ролях такого плана Алена – как дома. Потому и среди всех студенческих свих работ она сейчас с такой теплотой вспоминает занятость в народной массовке этнического спектакля «Ивасика-Телесика». Этот спектакль стал в ее судьбе эскизом к сыгранной впоследствии женщины из народа в спектакле вечернего репертуара «Левша» (постановка В. Вольховского). Кажется, что весь образ дремучей, то ли бабы, то ли девки, сконцентрировался в окружности ее рта: то изумленного вытянувшегося, то зевающего, то орущего, то поющего. Подобным образом решил когда-то свою легендарную чеховскую «Свадьбу» Е. Вахтангов. Алене дорога не только ее роль, но и весь этот печально-потешный лубочный сказ о Левше, особенно второй акт, где человека уничтожает бестолковая система. «Важно так сыграть даже массовку, - говорит актриса, - чтобы донести трагическую душевность, чтоб зрителя на слезу прошибло».

На экране же, пускай мимолетно, появился другой ракурс Алены Озеровой – лирической героини. Снимая клип «Седьмой день» Игорю Талькову-младшему, М. Озеров востребовал Алену-златовласку в качестве символа не попсовой, подлинной красоты. Вместе с И. Мирошниченко они составили пару трогательно чистых в своей любви прекрасных «рыжих» чудаков. В фильме Б. Шустермана «Ось. Axis» она сыграла соседку героя. В послевоенные несытые годы такие полупрозрачные молодые матери с выводком детей и по умолчанию без мужей нередко населяли коммуналки. Скромное, старенькое платье с гордым своей чистотой аккуратным воротничком, лента, которой схвачены золотые волосы, широко и восторженно распахнутые зеленые глаза при виде белого голубя на подоконнике – и образ готов. Не потому ли так лирична «мадонна коммуналки» у Озеровой, что с ней рядом в кадре заразительно непосредственный сын Яков? Точная актриса Озерова запоминается еще в одном эпизоде, на этот раз драматическом. Когда герой Сергей возвращается домой без голубя, более всего тяжел ему осуждающий взгляд молчаливой «мадонны»…

Впрочем, у того же режиссера Алена сыграла и противоположный характер – хозяйку «навороченной» квартиры, чей «крутой» муж в новогоднюю ночь нанял артистов поздравить детей в костюмах Снегурочки и Деда Мороза. «Я новых русских никогда не встречала, потому оправдать и сыграть ее мне было трудно», - объяснила Озерова. «Может, им водочки, а?» - при виде замерзших артистов спросила ее сердобольная и не совсем адекватная от новогодних возлияний, зато без меры, по-собачьи обожающая своего мужа героиня и на всякий случай поцеловала плечико «кормильца». Этот киношный эпизод только блестяще доказал, что Алена – еще и редкая на сегодня актриса социального плана.

Вслед за Е. Гимельфарбом старается максимально способствовать разноплановому раскрытию Аленыного таланта И. Мирошниченко. Безусловно, сказывается и личностная зрелость актрисы, раз в его последних по времени работах она сыграла две главные роли. Все началось со «Сказки о трех поросятах», в которой еще в прежней постановке И. Вербицкого Алена играла самого прожорливого поросенка Нуф-Нуфа. В том спектакле Татьяна Рымарь предложила интересную сценографию – на ширме – дом в бугорке, а перед ней – актеры в живом плане. Алена с партнершами по спектаклю водила планшетную куклу с большими «сказочными» головами и выступала в качестве комментатора событий перед публикой. В более позднем спектакле И.Мирошниченко не изменился ее герой, но открылось его особенное пристрастие – все три поросенка и даже Волк оказались… музыкантами, участниками эстрадного коллектива!

Уже в следующей работе режиссера – Озерова сыграла трагическую роль Бабы, названной матери Снегурочки. За «натуральной» скульптуркой И.Борисовой Алена почувствовала человеческую судьбу: одиночество, жалость к старику, любовь к Снегурочке, горечь ее утраты. Кажется, что эту роль она полностью проживает на «крупном плане». «Я люблю играть в «Снегурочке». Интересно создать образ трагический, цепляющий за живое. У меня и не было таких ролей. А проверить себя на способность их играть ох как хочется»! – поделилась актриса. По словам И. Мирошниченко, в репетициях с Аленой он утвердился в своем видении нестандартности этой актрисы: «Она удивляла, прежде всего, меня, сыграла органично, глубоко и очень трогательно».

Именно потому режиссер, не задумываясь, предложил Алене заглавную роль Бегемотика в спектакле «Таинственный гиппопотам». Предложил на рост, на преодоление. С присущим ей выразительным нижним голосовым регистром, сердечной теплотой и простотой, Озерова сыграла жертвенного друга Бегемотика очень обаятельно и лирично, тем самым в очередной раз подтвердив свою актерскую универсальность.

Коваленко Юлия, театровед / 2012