О людях

От головы до пят – актриса!

Ее талант не ограничивается рамками. Он яркий, самобытный, всегда мажорный, с задорным темпераментом. В ее репертуаре – добрая сотня ролей самого широкого спектра: от детской сказки до политического памфлета или капустника. Ее знают по кино и телевидению. Она – незаслуженно не заслуженная артистка Украины. Речь пойдет о популярной актрисе Харьковского академического театра кукол им. Виктора Афанасьева Валентине Рычаговой.

 

Рычагова и актерство были неразрывны с ее первых шагов. По словам Валентины, еще не зная, как снимается кино, она пребывала в заблуждении – наверное, за людьми просто подсматривают скрытой камерой. И, на всякий случай, никогда не забывала, что подсматривать могут и за ней. Бурное воображение, темперамент, любовь к «выступлениям» вели ее в театральный вуз не окольными дорожками, а прямой трассой.

Как бедная Золушка, мечтавшая попасть на бал, понуро стояла пятилетняя Валя под дверью танцевального кружка. Однажды дверь открылась, и маленькую мечтательницу о сцене застали на «месте преступления». Так Валентина десять лет и протанцевала в ансамбле «Барвинок». Еще подростком, глядя в запорожском кинотеатре культовых «Девчат», она грезилась себе на месте Н. Румянцевой. Фабричная девчонка, именно с такой «социальной» программой покорила комиссию харьковского театрального института. Монолог ее героини из поэмы Евтушенко «Братская ГЭС» принимавшие экзамены Н.Борисенко и И.Кагановская выслушали на одном дыхании. А она читала и чувствовала такую боль, такой нерв и ком в горле, что не поступить для нее было равносильно гибели. Сейчас это кажется странным, но за год до этого в Москве на ней поставили крест: расхождение внешних данных с темпераментом. Хотя, это и была та самая «изюминка» будущей актрисы Валентины Рычаговой. В институтские годы она в чем-то напоминала звезду советского кино Л. Целиковскую. В Харьковский театр Валюшка пришла именно такой: хрупкой, с лучащимися голубыми глазами, со взбитой прической светлых волос. Между тем, характер не спрячешь, - считает она сама, - потому так и запомнилась один единственный раз сыгранная ею Мальвина, на празднике в десятом классе. Пока, накануне, мама тщательно накручивала на сахарную воду и бигуди Валины волосы, сама Валя критически оценивала свои способности играть не только девочку с голубыми волосами, но и всех голубых героинь вообще. Зато «по совести» пришлась роль Бабы Яги в новогоднем «огоньке» ДК своего завода, где Валя работала сварщицей полупроводниковых приборов, запаивая под микроскопом различные детали тонкой струйкой ртути.

Хотя заводу она отдала только год, «ртутный сплав» самых несочетаемых свойств в характере В. Рычаговой закрепился на всю жизнь.

С первых шагов на сцене и по сей день в театре она переиграла всех возможных сказочных мальчиков и девочек: Вову («Опасная сказка»), Али Бабу («Али Баба и разбойники»), Алену («Аленушка и солдат») и Красную Шапочку, а также всевозможных кукольных зверушек: уже за своего первого Ежика Рычагова была поощрена, затем несомненными удачами стали Муми Тролль, Лиса в сказке «Аистенок и Пугало», а со временем о ее характерной Крысе в «Сказках Андерсена» даже писала пресса. Отдельное в ее репертуаре место занял мальчик Алеша из сказки «В королевстве подземных жителей» – одна из немногих лирических ролей В.Рычаговой. Это невостребованное качество в ней рассмотрел режиссер Е. Гимельфарб.

Еще будучи начинающей юной актрисой, Рычагова ежегодно становилась лауреатом смотра творческой молодежи. Отдельная ее благодарность – старшим коллегам, с которыми Валентина постигала настоящее мастерство кукловождения: режиссеру-педагогу Георгию Стефанову, который трепетно следил за тем, чтобы импульсивная и молодая Рычагова не упускала ни малейшей фазы психологии служанки Качи («Чертова мельница») – в наклоне головы куклы, в «выражении» ее позы, движении рук; заслуженной артистке Украины Фаине Грошевой, которая согласилась помочь Валентине освоить роль Фелиции в «Сокровищах Сильвестра», и чья принципиальная школа творческого максимализма стоила молодой актрисе многих слез, незаметно проливаемых за ширмой (тогда она поняла, что учиться необходимо всю жизнь). Не сразу восприняла молодую «преемницу» и заслуженная артистка Украины Любовь Гнатченко – критиковала ее трактовку Качи, не один год «поводила» за ролью прагматичной мещанки Евы в «Божественной комедии», но потом, добившись необходимого качества исполнения Рычаговой, признала и полюбила ее. Так закалялся характер будущей ведущей актрисы, в муках и спорах пробуждалась интересная, противоречивая творческая личность.

Среди ролей-«долгоиграющих пластинок» у Валентины любимцы Буратино и Незнайка. Когда дочери Рычаговой было пять лет, от нее уже не скрывали закулисных механизмов оживления куклы. Однако, как-то вечером дома, после просмотра «Золотого ключика», дочка не без провокации попросила маму поговорить с ней голосом Буратино, и наотрез отказалась признавать голос без куклы. К деревянному мальчику она маму даже ревновала, пока та не объяснила, что Буратино для нее – будто сынок, как и все ее роли – словно дети. И тогда произошла другая непредвиденная крайность. «Сестричка» уже никого за кулисами не подпускала к кукольному «братцу». Сегодня Валентина играет уже третьего Незнайку – сменяются на родной сцене режиссерские трактовки сказки, но, по-прежнему, лучше Рычаговой никто не расхохочется как Незнайка, не заупрямится, не станет так весело дерзить и дразниться. В спектакле Леонида Попова «Незнайка-путешественник» Рычагова играла героя шалуна-одиночку, талантливого мальчонку карикатуриста, с ярким, нестандартным мышлением и поэтому очень страдавшего от непонимания другими, «нормальными». Вот эта-то норма всегда раздражает Валентину Рычагову – пускай даже заблуждающиеся, ее героини всегда доходят до крайности, да так по-своему убедительно, что им нельзя не отдать дань уважения. Вот уже десяток лет, но все с тем же премьерным энтузиазмом «интригует» против светлых сил ее Королева в «Белоснежке и семи гномах». Театралы знают, что высшая похвала для актера – это, когда во время выступления, за кулисами наблюдается столпотворение коллег по сцене и работников театра. На Бабу Ягу–Рычагову обязательно ходят смотреть даже директор и его замы, при этом, получая не меньшее удовольствие, чем дети, с которыми Баба Яга играет в перетягивание каната и новогоднюю эстафету. Рычагова самозабвенна в роли Бабы Яги: соединяет в себе ухватки простой деревенской бабы и какой-то незлой, вызывающей сочувствие к своей невезучести нечести.

Сегодня Валентина Рычагова – сама законодательница стиля. Ее Кача – приземленная и основательная, любящая и преданная, но и девушка с характером, которая не даст себя в обиду, умудряясь торговаться даже с чертями в Аду. Интонации актрисы оточены до афористичности, создавая целостный образ в сочетании с розовощекой, большеглазой куклой – воплощением крестьянского здоровья. В той же «Чертовой мельнице» вот уже третье десятилетие Рычагова играет еще две роли – унылую канцелярскую крысу заведующую адскими кознями и ее антипода кафешантанную танцовщицу и певицу Люлю.

Создавать образы актрис стало специализацией Валентины Рычаговой. Когда поляк М. Тадера ставил спектакль по уморительной абсурдистской комедии Галчинского «Театрик «Зеленый гусь», Рычагова не выдержала роли стороннего наблюдателя. Влюбившись в роль Актрисы, она подготовила с партнерами все сцены, выучила танцы и песни, подобрала себе ослепительное концертное красное платье и так, во всеоружии, пришла на просмотр к главрежу А. Инюточкину. Конечно же, роль она отстояла. Уже третьей по счету примадонной в исполнении Валентины Рычаговой стала Юлия Джули в шварцевской «Тени». Даже молчащая ее кукла более, чем красноречива. Рисунок платья дивы образовывали сплошь «облапившие» ее завидную фигуру пятерни – черные и белые, как пазлы, подогнанные один к другому. Роль капризной, роскошной актрисы великолепно выразила амплуа Валентины: Юлия прикидывается близорукой, когда ей это выгодно, и медоточиво любезна с теми, от кого можно получить барыш.

Уже современные успехи Валентины Рычаговой – сыгранные в текущем десятилетии: распутная рыжая Гелла («Мастер и Маргарита»), плотоядная игуменья из новеллы «Садовник» и парафиянка в новелле «Архангел Гавриил» («Декамерон»). Для своей игуменьи Рычагова нашла пластику прущего на жертву танка, а для парафиянки – чисто итальянский характер простолюдинки, соединяющий в себе набожность и слабость к греху. Играя экономку миссис Пирс в «Моей прекрасной леди», Рычагова нашла для роли из разряда «мебели» свежие краски – в чем-то ее экономка не уступит даже обаятельному герою Хиггинсу. Об этом свидетельствует ее язвительный хохоток и реплика профессора в адрес миссис Пирс: «Чертова кукла!».

Пожалуй, только городничиха Анна Андреевна в «Ревизоре» сыграна актрисой подробно психологически. Рычагова играет эту роль с особенным удовольствием. Образ «с перчиком, с чесночком», совпадающий с ее собственным жизненным циклом, роль, в которой пришлась кстати колоритная органика в духе любимой Раневской и, наконец, полноценное качество психологической драматургии Гоголя – все это сделало образ городничихи одним из центральных в биографии Рычаговой.

Кроме театра, у Рычаговой – студенты. Пять лет она преподает речь для дикторов телевидения в академии культуры. Телевизионные проекты для детей «Спать пора» и «Вредные советы» (с 1995 по 2000), колоритные роли в телесериалах «УВД», «УВД-2», «Милицейская академия» сделали ее известной далеко за пределами круга театралов. Это Рычагова придумала и исполнила на гала-концерте фестиваля «Веселая коза» перепевку хита «Любэ»: «Главреж, батяня, батяня-главреж» - на зависть оценившим ее мастерство москвичам, аплодировавшим в зале М. Эскиной, А. Инину, А. Ширвиндту, В. Васильевой. В дуэте с А. Рубинским она же выпевала с характерной искусственной тремоляцией высокого голоса на мотив песни из репертуара Л. Утесова: «Роли ждать не надо, можно не дождаться…».

На самом деле, сама она, конечно, особенную и может быть, лучшую
свою роль ждет – роль такого драматического содержания, как, сыгранная когда-то Н. Гундаревой «Дульсинея Тобосская»...

Коваленко Юлия, театровед / 2010